История масонства в Молдове


Масонство в Молдове имеет долгую, сложную и пока еще почти не изученную историю. Молдавские историки не уделяли ни в советский, ни в постсоветский период должного внимания этой теме. Между тем деятели молдавского масонства сыграли немалую роль в развитии экономики и культуры нашей страны. Чего стоят лишь имена таких известных личностей, как господари Михай Шуцу (1793-1795) и Константин Маврокордат, отменивший крепостничество (1749), депутаты «Sfatul Ţării», министры Пантелеймон Халиппа, Серджиу Ницэ, а также Николае Александри. На наш взгляд, настало время рассказать и об этой, одной из самых малоизвестных страниц истории нашей страны.

В истории молдавского масонства можно выделить три основных хронологических этапа:

I.   1733 - 1734; 1812 - 1822 - когда на территории Молдавского княжества возникают и развиваются первые масонские ложи.

II.   1822 - 1920 - на территории восточной Молдовы, названной российскими властями Бессарабией, масонство находилось под запретом. Поэтому здесь в это время существовали лишь единичные масонские ложи.

III.   1920 - 1940 - когда в Бессарабии, входившей в это время в состав Румынии, был создан ряд масонских лож.

Основателем масонства в Молдове считается итальянец Антон Мария дель Кьяро (настоящие имя и фамилия Давид Талья), прибывший в Молдову в 1733 г. Он создал в 1734-1735 гг. ложи в Галаце (Loggia di Galazzi) и Яссах. Упоминание о первом руководителе масонской ложи в Молдове относится к 1735 г., когда тогдашний господарь Константин Маврокордат был назван «достопочтенным» (руководителем) одной из лож города Яссы. Этот господарь провел в период своих многочисленных правлений в Молдове (1733-1735, 1741-1743, 1748-1749, 1769) ряд реформ в сфере юстиции, армии, ввел жалованье для государственных служащих. Для совершенствования системы управления государством и ее централизации он отменил крепостничество, реорганизовал сферу образования, способствовал развитию типографской деятельности. В газете Mercure de France (июль 1742 г.) его реформы названы Конституцией Маврокордата. В документах 1740 г. руководителем ясской ложи назван великий капитан Василе Балш, преемниками которого стали великий ворник Иордаке Дулгеру (1741), каймакамы (временные правители княжества) Иордаке Кантакузино (1742) и Санду Стурдза (1743). К сожалению, названия этих лож и время их основания осталось неизвестным. Первой достоверно известной ложей в крае стала Augustina. Она была создана в 1742 в столице княжества Яссах. В 1750 г. француз Луи Лавин создал под покровительством Великого Востока Франции в Яссах и Бухаресте еще две ложи. В числе известных масонов этого времени назовем Cкарлата Гику (господаря Молдовы в 1757-1758 гг.), который был руководителем (Maestru Venerabil) ложи Loggia di Galazzi, (куда, в частности, входил Костаке Раклиш), Ласкараке Гемета, являвшегося в 1756 г. руководителем, а позже и великим инквизитором одной из ясских лож, великого сулжера княжества Леинцу (упомянут в 1757 г.) и великого казначея Ставараке (упомянут в документах 1760 г.) и других.

Согласно надписи на медали, выпущенной на Садагурском монетном дворе (Польша), датированной 29 апреля 1772 г., в Молдове в это время была создана военная ложа Martie (Марс). Она состояла из офицеров русской армии, участвовавшей в боевых действиях против турецких войск на территории княжества в ходе войны 1768-1774 гг. Руководителем («достопочтенным») этой ложи был интендант барон Петер фон Гартенберг-Садогурский (по другим данным, его племянник генерал Петер Меллозино), который и основал этот монетный двор. В 1774 г. с окончанием русско-турецкой войны, русская армия покинула Молдову, а вместе с ней ушли и члены этой военной ложи. Незаурядный организатор, П. Меллозино в дальнейшем был куратором, а затем и ректором Московского Университета, основал несколько лож в Петербурге.

Июнем 1774 г. датирован документ, рассказывающий о том, что четверо молдавских бояр – Иордаке Балш, Константин Вырнав, Янаке Канта и Иордаке Канано дали друг другу клятву о взаимопомощи. Установлено, что по крайней мере один из них – Иордаке Балш являлся масоном. В том же году господарем Молдовы турецкими властями был назначен Григоре Гика III (1774-1777). В числе его приближенных был другой француз, Жан-Луи Карра, ранее долгое время считавшийся основателем масонства в княжестве и занимавшийся историческими изысканиями. Именно ему принадлежит заслуга вовлечения в масонство многих представителей молдавской аристократии, в частности, князя Александру Морузи (1776), являвшегося в 1792, 1802-1806, 1806-1807 гг. господарем Молдовы. В 1776 г. Ж.-Л.Карра вернулся во Францию, где в следующем году издал в Париже «Историю Молдовы и Мунтении». Впоследствии он участвовал в Великой Французской Революции (1789-1794 гг.), в т.ч. в 1793 г., вместе с Талейраном, Мирабо, Лафайетом и другими состоял в ложе Les Amis Reunis. Кроме Морузи и И.Балша, масонство в Молдове в период правления Григоре Гика III (1774-1777) пополнилось рядом представителей высшей аристократии. Это Некулай Балш (брат Иордаке), пахарник, впоследствии логофэт, Манолаке Богдан (великий спэтар, впоследствии великий ворник), Матей Кантакузино, Илие Катаржи, Ион Геня, Георге Жора, Манолаке Романо и другие. Все они упомянуты в документах 1776 г. в составе ложи Moldova, созданной несколькими годами ранее (точная дата пока неизвестна).

Османское правительство, считавшее масонов «ниспровергателями тронов», крайне враждебно относилось к расширению их деятельности в Молдове под покровительством Григоре Гики. 1 октября 1777 г. по приказу султана Абдул-Хамида I (1774-1789) Гика был свергнут и казнен. При сменившем его Константине Морузи (1777-1782) по требованию Порты против масонов была развязана кампания репрессий. Уже 3 октября 1777 г. руководитель ясской ложи Жак ле Дукс, барон де Сент-Круа, был выслан из княжества, а ложа временно прекратила существование. Некоторые ее члены были казнены в 1778 г. турками (Ионицэ Куза, Манолаке Богдан, М.Ромало, логофэт Русет-Бэлэнеску и другие) по обвинению в заговоре против господаря К.Морузи, так никогда и не доказанном. Тем не менее молдавские масоны продолжали существовать в глубоком подполье. Так, известно, что ясская ложа вскоре возродилась и что во главе ее в 1782 г. стоял ворник Некулай Розновану. Его преемниками в разное время были великий ворник Иордаке Русет-Розновану (упомянут в 1800 г. как член одной из ясских лож) и бейзаде Димитрие Морузи (назван в документах 1812 г.). Более того, пережив вал репрессий, масоны даже предприняли в Молдове попытки популяризации своих идей. Свидетельством тому стал перевод архимандритом Молдавской митрополии Герасимом в 1787 г. книги французского аббата Прау «Тайна франкмасонов» (на деньги великого пахарника Иордаке Дэрмэнеску, который, к слову, считался турецкими властями руководителем заговора против К.Морузи), способствовавшей распространению идей вольных каменщиков в княжестве.

После аннексии Бессарабии царской Россией в 1812 г. начинается новый этап истории молдавского масонства. Весной 1821 г. под покровительством Великой ложи Астрея, (основана в 1815 г. в Петербурге) в Кишиневе началась подготовка к созданию новой масонской ложи. Она получила порядковый номер 25 и в честь римского поэта Овидия, отбывавшего ссылку на берегах Черного моря, была названа – Овидий-25. Кишиневская ложа была торжественно открыта 7 июля 1821 г. по адресу ул.Кациковская,2 (впоследствии ул.Олега Кошевого, ныне ул. Б.П.Хашдеу). Руководителем ее стал генерал П.Пущин. В нее вошли ряд будущих декабристов, таких, как В.Ф.Раевский, а также великий русский поэт А.С.Пушкин. Однако некоторые руководители «Астреи» во главе с генералом Е.Киселевым, заместителем руководителя этой ложи (заместителем Великого Мастера) относилось крайне скептически к необходимости ее создания в Бессарабии. Лишь преодолев сопротивление последнего, 7 октября 1821 г. Овидий получил патент о своем создании от Астреи 10 октября 1821 г. великий секретарь Астреи, Т.Вевелл официально закрепил за Овидием порядковый №25.

Существовать кишиневской ложе пришлось недолго. Царь Александр I, некогда оказывавший открытую поддержку масонам, после похода русской армии на Запад (1813-1815 гг.) постепенно изменил свое мнение и начал готовить репрессивные меры против них. Уже в ноябре 1821 г. начальник Генштаба русской армии князь П.Волконский приказал военному губернатору края генералу И.Инзову проверить, работают ли в Кишиневе и Измаиле масонские ложи. В Кишиневе под подозрение Генштаба попал князь Суцу, а в Измаиле – генерал Тучков. Инзов, сам масон, естественно, дал Волконскому ответ, выгодный масонам. Инзову, однако, в Петербурге не поверили. В конце ноября 1821 г. для новой проверки в Кишинев был направлен начальник штаба русской армии, расквартированной в Тульчине, генерал П.Киселев. Видя, что положение осложняется, Пущин 9 декабря 1821 г. вывез все имущество ложи из дома Кацики к себе, откуда оно попало к Пушкину. После своего отъезда из Бессарабии в 1823 г. Пушкин перевез бывшее имущество ложи в с.Михайловское, где проживал.

1 августа 1822 г. специальным указом Александра I масонство в России было запрещено, а его члены вновь подвергнуты репрессиям. Пушкин впоследствии писал, что непосредственным толчком к запрету масонства в России послужило именно неоднозначное отношение к созданию «Овидия» среди членов Астреи вышедшее за пределы внутримасонских проблем и ставшее каким-то образом достоянием царских властей. Один из членов Овидий-25, генерал Сергей Тучков впоследствии подозревался царскими властями в том, что он вместе с концессионером Измаильского клуба знати Helias Defoy пытался организовать в Измаиле новую ложу.

Попытки возобновить деятельность молдавских масонов предпринимал «Великий Восток Франции». 1 мая 1868 г. в Измаиле была создана ложа Renaissance. Ее основателями были масоны из галацкой ложи Discipolii lui Pitagora, и константинопольских – Deurscher Bund и Progresul – Антон Александриди, Исидор Эпштейн, Филострат Петриадес, Константин Рафтопуло, ставший первым Великим мастером ложи и другие. Почти одновременно в других городах Южной Бессарабии, входившей тогда в состав Румынии, были созданы другие ложи. Однако как измаильская, так и все остальные ложи, временно прекратили свою деятельность с передачей этого региона в состав России в 1878 г.

Возрождение масонского движения в Бессарабии началось в 1920 г., когда в Кишиневе, а в 1922 г. и в Орхее были созданы еще две ложи, носившие одинаковое название – Fraternitate (Братство). Руководителем орхейской ложи стал часовщик Симон Гольдберг (1922- после 1925). Кишиневскую Fraternitate возглавил в 1924 г. Н.Александри (до 1926 г.). В том же 1922 г. под покровительством Великой Национальной Ложи Румынии (создана К.Морою в 1880 г. в Бухаресте) в Кишиневе была создана ложа Libertatea. В 1924-1926 гг. ее возглавлял Николае Александри. Все эти ложи также подчинялись Великой Национальной Ложе. 28-30 октября 1924 г. Пан Халиппа на заседании Великой Национальной Ложи Румынии сделал официальное сообщение о масонской деятельности в Бессарабии. В своей резолюции члены ложи выразили свою духовную солидарность с жителями Бессарабии. В 1928 г. в Чернэуць были созданы ложа Fraternitate, вошедшая в Великий Восток Румынии. Она фактически включила в свои ряды всех масонов севера Молдовы (в т.ч. и румынской). Cекретарем ложи Fraternite долго был профессор Эдуард Чато. В Кишиневе в это время также были созданы еще две ложи – Costache Negruzzi (1928), (основатели - первый ее Великий мастер Серджиу Ницэ, юрист и писатель Цинциннат Павелеску, известный филолог и преподаватель теологии Теофил Сименски, адвокат и писатель Константин Теодореску, а также Константин Вырголич) и Bogdan Petriceicu Haşdeu. открытая 21 июня 1930 г. Ее Великим (достопочтимым) Мастером, а в 1932 г. стал Штефан Георгиади, получивший уже в 1929 г. высокую 18-ю степень посвящения.

Молдавские ложи активно участвовали в жизни румынского масонства, направляя своих представителей на масонские конгрессы. 29 апреля 1923 г. ложи Libertatea (Кишинев) и Fraternitatea участвовали в создании Великой Национальной Ложи Румынии. Чернэуцкая ложа Fraternitate вошла в состав Великого Востока Франции, созданного 12 сентября 1923 г., и просуществовавшего до 1938 г., когда последний слился с фракцией Садовяну Великой Национальной Ложи Румынии. Карл Грейф, Вендер Неуманн и Виктор Стеря представляли ложу Fraternite 15 марта 1923 г. на заседании, посвященном созданию Федерации Регулярных Лож Румынии, а Эдмунд Люттингер, Вендер Неуманн (от той же ложи) в 1928-1929 гг. представлял ее на IV-V Конвентах Великого Востока Румынии.

Поддерживали молдавские масоны и международные связи. Тот же Пантелеймон Халиппа, получивший уже в 1923 году 33-ю степень в масонстве, был в 1925 году избран представителем Верховного Совета 33 из Санто-Доминго в Румынии. В мае 1929 года он стал членом Верховного Совета по Румынии а в 1948 году стал почетным членом этого Совета и даже вошел в список масонов, деятельность которых была отмечена в информационной справке для Высшего Мирового Масонства. Названный выше Серджиу Ницэ был избран представителем Великой Ложи Норвегии в Румынии (1935).

Cледует отметить, что отношение румынских властей к масонам за 22 года их управления Бессарабией (1918-1940) часто колебалось, прямо завися от того, кто в данный момент находился у руля страны или непосредственно от политической конъюнктуры. Основываясь на этом, мы можем выделить в политике румынского правительства в отношении бессарабских масонов ряд противоречивых по своей сути этапов:

- I-й период, и самый продолжительный (1918-1930), можно охарактеризовать как внешне пассивный. В этот период сигуранца занималась сбором и анализом информации о масонах царских времен, но не предпринимала каких – либо мер по ограничению их деятельности.

- II-й период (ноябрь 1930-февраль 1931 гг.) – сигуранца в спешном порядке собирала сведения о действовавших на тот момент ложах.

- III-й период (февраль 1931 - сентябрь 1934) – этап затишья;

- IV-й период (сентябрь-ноябрь 1934) – происходили новые попытки выявить масонов в крае.

- V-й период (ноябрь 1934-май 1937) – новое затишье.

- VI-й период (май-сентябрь 1937) – репрессии против бессарабских масонов.

- VII-й период (сентябрь 1937-ноябрь 1939) – прекращение репрессий, вновь затишье.

- VIII-й период (ноябрь 1939) – подведение итогов антимасонской деятельности.

Правление королей Фердинанда I (1914-1927) и Михая I (1927-1930), в целом нейтрально относившихся к масонам, стало для последних относительно спокойным временем. В эти полтора десятилетия в крае появился, как мы видели, ряд новых лож, быстро росло и число их членов. Сигуранца ограничивалась составлением отчетов о истории и предшествующей деятельности масонства в крае с указанием некоторых его членов. Однако серьезным исследованием их работы она не занималась, что впоследствии сыграло свою роль.

Положение резко изменилось после облаченного в конституционные формы государственного переворота 7-8 июня 1930 г., в результате которого малолетний король Михай I был «понижен в должности» до наследного принца, а на престоле оказался только что вернувшийся из-за границы его дядя Карл, ставший королем Карлом II (1930-1940). Новый король был настроен прогермански и враждебно относился к масонам, считая их «орудием всемирного еврейского заговора». Однако первое время он считал необходимым скрывать свои истинные симпатии. Прежде чем принять репрессивные меры против масонов, Карл дал указание предварительно установить, какие ложи существуют в стране и чем они занимаются. Поэтому 27 ноября 1930 г. региональный инспектор сигуранцы Кристя потребовал от кишиневской квестуры полиции (структурно сигуранца была самостоятельным отделом соответствующего полицейского подразделения- Р.Ш.) принять меры по охране масонских лож и предотвращению антисемитских акций. Под этим предлогом скрывалось намерение получить подробные сведения о действующих масонских ложах. Однако уже 1 декабря квестура полиции получила сведения из городских округов (районные отделы – Р.Ш.) сигуранцы о том, что никакими сведениями о масонских ложах они не располагают.

9 декабря 1930 г. Кристя предпринимает новую попытку, сужая круг поисков. Теперь он предложил квестуре предоставить сведения о деятельности местного филиала ложи Бнай Брит который, по его данным, был создан при бессарабской сионистской организации. Однако 10 января 1931 г. квестор кишиневской полиции сообщил Кристе, что и ложи «Бнай Брит» в Кишиневе тоже нет. Судя по материалам, которыми мы располагаем, Кристя счел работу кишиневской сигуранцы безответственной и в новом письме от 27 января вновь потребовал провести серьезное расследование работы ложи Бнай Брит в городе. Бестолковым подчиненным Кристя указал и адрес ложи – в здании сионистской организации по ул.Хараламбие (ныне ул. Александру чел Бун – авт.).

В Кишиневе, наконец, начали понимать, что дальше имитировать бурную деятельность не удастся – нужны хоть какие-то реальные факты. Поэтому уже 14 февраля 1931 г. кишиневская квестура сообщила, что в Кишиневе действительно существует одна масонская ложа - на ул. Режина Мария, 30 (ныне ул. Влайку Пыркэлаб – авт.) во главе с адвокатом Кенигшацем и в которой, в частности, состоят адвокаты Апостолиди и К.Теодорескy. Кристя неизвестно почему удовлетворился этим ответом, хотя никаких сведений о других ложах (всего их только в Кишиневе к тому времени было 3, не считая ложи «Бнай Брит») так и не получил. После этого в «разработке» масонов сигуранцей наступает трехлетний перерыв.

Приход к власти в Германии Адольфа Гитлера (30 января 1933 г.) оказал существенное влияние и на политическую обстановку в Румынии. В стране начались поиски «хитросплетений жидомасонского заговора», активизировались железногвардейцы, теперь называвшиеся «Все для страны». Эти обстоятельства, а также становившаяся все более явной прогерманская ориентация Карла II обусловили новый всплеск антимасонской активности сигуранцы. 3 сентября 1934 г. кишиневская квестура полиции получила новые указания относительно масонов. На этот раз они были гораздо более конкретными и детальными (сколько лож всего, есть ли у каждой из них устав и статус юридического лица, на основании какого документа они функционируют, кто этот документ подписал, имена и фамилии руководителей, членов комитетов и рядовых членов лож и т.д.) В ответ последовало…продолжительное молчание. Только после еще двух настоятельных требований – от 11 и 23 октября 1934 г. квестор кишиневской полиции удосужился наконец сообщить 21 ноября 1934 г. что в городе действительно есть одна ложа, находящаяся под покровительством Великой Национальной Ложи Румынии, и что в нее входят аптекарь Д.Дьяконеску, юристы Георгиади, С.Ницэ, некий М.Коган «и другие неустановленные лица». После этого дело о расследовании «масонской опасности» вновь «зависает».

В эти годы атмосфера вокруг масонства в Румынии вновь начала сгущаться. Крайне правые – Железная гвардия, Христианская лига и другие подобные организации, считая масонов антигосударственной силой, требовали их запрета. Это мнение, в частности, было высказано Александру Кузой от имени Христианской Лиги 5 апреля 1934 г. Ту же точку зрения разделяла и Румынская православная церковь. 12 марта 1937 г. ее Священный синод осудил масонство за «пропаганду безверия», «пантеистско-натуралистическую концепцию», «намерение заменить христианство» и «подрыв общественного порядка».

Но масонство все-таки продолжало свою подвижническую деятельность. В 1932 г. в Кишиневе была создана еще одна ложа Basarabia. (Великий Мастер - Николае Профир (впоследствии председатель Ассоциации инженеров, академик (1948) и министр связи Румынии (1946-1952), которого в июле того же года сменил Георге Стере. (Георге и Роман Стере также участвовали в 1935 г. в торжественном заседании Объединенного Румынского Франкмасонства, в 1937 г. даже получили одновременно 18-ю степень, но после 1944 г. свою деятельность в масонстве не возобновили).

20 мая 1937 г. кишиневская квестура полиции вновь получает указание, на сей раз подписанное лично начальником румынской сигуранцы генералом Морузовым, о том, что министр внутренних дел решил закрыть все масонские ложи, в связи с чем следует принять соответствующие меры. Несмотря на получение столь недвусмысленного указания, некоторые руководители местных структур сигуранцы не решались приступить к его исполнению. Их точку зрения выразил начальник второго кишиневского округа сигуранцы в письме на имя начальника этой службы от 12 июня 1937 г. Он просил сообщить, будет ли закрытие ложи Бнай Брит проводиться на основании решения суда (в данном случае трибунала уезда Лэпушна). 17 июня он получил утвердительный ответ. Однако и на этот раз никаких мер против масонов принято не было.

Решающим для судьбы бессарабского масонства стало 1 июля 1937 г. В этот день квестор кишиневской полиции сообщил заместителю Генерального прокурора Румынии, что на основании приказа Инспектората полиции №1707/937 он решил закрыть все масонские ложи и поэтому просит санкции на обыск в домах собраний лож, конфискацию их архивов и ритуального имущества. Он перечислил ложи, существовавшие к тому времени в городе:

1) Bogdan Petriceicu Haşdeu (собрания проводились в доме директора мужской школы Ш.Георгиади);

2) Unirea, во главе с К.Теодореску (собрания – по адресу ул.Александру чел Бун (ныне бул.Штефана чел Маре ши Сфынт, 101 – авт.);

3) Basarabia – во главе с Г.Стере и инженером Н.Профир (ул.Генерала Бертело- ныне Щусева, 90 –авт.).

На этот раз сотрудники сигуранцы проявили завидную «оперативность». В течение 1-2 июля 1937 г. они побывали по всем трем адресам, проведя там обыски. Однако архивов лож нигде не нашли. Были допрошены предполагаемые руководители всех трех лож. Теодореску показал, что не возглавляет масонскую ложу и не является хранителем ее архива, а вообще он борец за национальную идею. Георгиади сообщил, что ложа действительно существовала и проводила собрания, но не у него дома, а позже была распущена из-за все усиливавшегося негативного отношения к масонам со стороны общества. Н.Профир со своей стороны, заявил, что его ложа проводила собрания в доме адвоката Апостола (ул.М.Витязул- ныне М.Еминеску – авт.), а ее архив он сжег лично. По его словам, ни в одной кишиневской ложе нет ни одного еврея.

18 августа 1937 г. сотрудники сигуранцы во главе с помощником комиссара отдела сигуранцы по Кишиневу Георге Ионеску закрыли ложу Бнай Брит, располагавшуюся по адресу М.Витязул (ныне М.Еминеску – авт.), 62 (возглавлялась она, по мнению сигуранцы, адвокатом Э.Маламудманом), провели обыск в помещении, но архива не нашли. Маламудман на допросе заявил, что никакой ложи в его доме никогда не было и он ее никогда не возглавлял. Все вышеназванные акции сигуранцы сопровождались нарушением действовавшего законодательства. Информация об этом проникла и в прессу. Так, бухарестская газета «Buna Vestire» в номере от 8 июля 1937 г. писала, что в Кишиневе существовали 5 лож и все они были закрыты комиссарами сигуранцы без участия прокурора, что противоречило закону.

Спустя два года руководство сигуранцы вновь «вспомнило» о масонах. 14 ноября 1939 г. региональный инспектор К.Маймукэ по телефону потребовал от квестора кишиневской полиции Березовского представить к 10 часам утра 15 ноября сведения о ложах (названия, месторасположение, был ли у них юридический статус, а если да – на каком основании, было ли у них недвижимое имущество и какое, кто был его владельцем). 15 ноября Березовский сообщил, что у всех 5 лож не было никакой мебели и недвижимого имущества, подчеркнув при этом, что все ложи были ликвидированы их же членами без какого-либо вмешательства извне.

Таким образом, на протяжении всего периода румынского управления краем в правящих кругах страны, в т.ч. и в ее спецслужбах, царил разнобой в отношении к масонству. Он не был преодолен даже с приходом к власти врага масонства Карла II. Сигуранца Румынии плохо знала бессарабское масонство и не стремилась особенно изучать его, а поэтому действовала против него только по настоятельным приказам сверху, иногда даже саботируя их исполнение.

1940-е годы оказались трагическими для молдавского масонства. После занятия советскими войсками Бессарабии члены его были подвергнуты репрессиям. Некоторые масоны арестовывались НКГБ и позже – так, Пан Халиппа был арестован в 1944 г. и провел в заключении до 1956 г.. В 1948 году все здания, принадлежавшие масонам, а также часть их архивов перешли в собственность Министерства сельского хозяйства страны и их судьба неизвестна.

Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор исторических наук.

       

Наверх

  • Румынский Русский Английский

© 2012-2013 Marea Loja a Moldovei | Memory consumption: 0.5 Mb